.

sputnik.social

Русский календарь: 17 февраля 1782 года. Родился граф Федор «Американец» Толстой


#1

Originally published at: https://sputnikipogrom.com/calendar/ru/82209/17-february-1782/

17 февраля 1782 года родился граф Федор Толстой, также известный под прозвищем Американец — легенда московской богемы первой половины XIX века, отчаянный хулиган, дуэлянт, искатель приключений и по совместительству двоюродный дядя Льва Толстого. Толстой родился в видной аристократической семье и с юных лет славился необузданным темпераментом, физической силой и непреодолимой тягой к приключениям и неприятностям. Учился в Морском кадетском корпусе, но морским офицером так и не стал, начав службу в гвардии, в Преображенском полку. Уже в самом начале службы обращал на себя внимание своими чудными выходками и нарушениями дисциплины. Толстой прекрасно фехтовал и отлично стрелял. В эпоху расцвета дуэлей он просто не мог не стать заядлым дуэлянтом и пристрастился к этому делу с 17 лет. Если Пушкин на дуэли напрашивался, но до стрельбы дело почти никогда не наводил, то Толстой охотно стрелялся по самому ничтожному поводу, и даже современники затруднялись подсчитать, в скольких дуэлях он поучаствовал. Сам Толстой утверждал, что на дуэлях застрелил 11 человек. Впрочем, эта цифра вполне может быть преувеличена молвой. Но как минимум 5–6 дуэлей точно подтверждены. Помимо этого, он был страстным картежником (не упускавшим возможности смухлевать), дамским угодником, человеком дикой отваги, граничащей со слабоумием, и искателем всевозможных приключений. Этаким анекдотическим поручиком Ржевским, только с кучей трупов на дуэлях. Самым знаменитым приключением Толстого стало его кругосветное путешествие, по итогам которого его высадили на Камчатке, не в силах больше терпеть. Опасаясь наказания за очередную дуэль, он при помощи родственников выхлопотал себе место на корабле Крузенштерна «Надежда». Вообще-то плыть должен был его кузен, тоже Федор Толстой, но тот плохо переносил морские путешествия, и он подменил его в качестве «кавалера посольства». К слову, вместе с ним на корабле был кадет Отто Коцебу — в будущем знаменитый русский мореплаватель. Будучи «кавалером посольства», Толстой не имел никаких обязанностей на борту и от безделья развлекался как мог. В конце концов он довел Крузенштерна до того, что тот высадил его на камчатском берегу. О настоящих причинах, по которым от хулигана избавились, современники только гадали и пересказывали друг другу слухи. Его двоюродная племянница Каменская в мемуарах приводила такую версию: «На корабле Федор Иванович придумывал непозволительные шалости. Сначала Крузенштерн смотрел на них сквозь пальцы, но потом пришлось сажать его под арест. Но за каждое наказание он платил начальству новыми выходками, он перессорил всех офицеров и матросов, да как перессорил! Хоть сейчас же на ножи! Всякую минуту могло произойти несчастье, а Федор Иванович потирал себе руки. Старичок корабельный священник был слаб на вино. Федор Иванович напоил его до сложения риз и, когда священник как мертвый лежал на палубе, припечатал его бороду сургучом к полу казенной печатью, украденной у Крузенштерна. Припечатал и сидел над ним; а когда священник проснулся и хотел приподняться, Федор Иванович крикнул: «Лежи, не смей! Видишь, казенная печать!» Пришлось бороду подстричь под самый подбородок». «На корабле был ловкий, умный и переимчивый орангутанг. Раз, когда Крузенштерн отплыл на катере куда-то на берег, Толстой затащил орангутанга в его каюту, открыл тетради с его записками, положил их на стол, сверху положил лист чистой бумаги и на глазах обезьяны стал марать и поливать чернилами белый лист… Обезьяна внимательно смотрела. Тогда Федор Иванович снял с записок замазанный лист, положил его себе в карман и вышел из каюты. Орангутанг, оставшись один, так усердно стал подражать Федору Ивановичу, что уничтожил все записи Крузенштерна. За это Крузенштерн высадил Толстого на какой-то малоизвестный остров и сейчас же отплыл. Судя по рассказам Федора Ивановича, он и на острове продолжал бедокурить, живя с дикарями, пока какой-то благодетельный корабль не подобрал его — татуированного с головы до ног». Грудев приводил такую версию: «На корабле наклонности Толстого скоро обнаружились, и он такую развел игру и питье, что Крузенштерн решил от него отделаться. Сделана была остановка на Алеутских островах, все сошли и разбрелись по берегу. Сигнал к отъезду был подан как-то неожиданно; все собрались и отплыли, как бы не найдя Толстого. При нем была обезьяна; с нею он пошел гулять, а потом рассказывал для смеха, что первые дни своего одиночества он питался…