.

sputnik.social

Конспирология русских постмодернистов

конспирология
галковский
пелевин
сорокин
психоанализ

#1

Господа, вижу у Сорокина, Пелевина и Галковского в теме заговора тайной группы художественное восприятие особенностей российской политики. Впечатляет повторяемость, которая переходит уже в признак некоторого литературного течения.

В Трилогии льда Сорокина падение Тунгусского метеорита пробуждает в послереволюционной России Братство света, которое сразу приступает к поиску 23000 братьев и сестер. Поглощенная целью отыскать их всех, проникает в правительство не только СССР, но и других стран, например, Рейха. Тайные круги братства защищают себя от других группировок элит, что перестает быть проблемой с ростом могущества к концу века, в течение которого мир отторгает нечеловеческую природу братьев света и отвечает известными катастрофами

У Пелевина в Generation "П" и последующих романах Ампир “В” и Бэтман Аполло Россией управляет религиозный культ. Виктор Олегович часто строит романы вокруг некоторой могущественной силы, управляющей миром. В последних двух он предлагает анекдотическую интерпретацию конфликта с западными странами: битва последователей ящериков масонов с последователями бородатых гомосексуальных богов чекистами. Возможно, среди почитателей найдутся те, кого книги притягивают предложением новых форм облечения в слова различных маний магического мышления.

Галковский как публицист в ЖЖ и других свободных форматах предположил криптоколониальную зависимость России от Англии и международной аристократии. Небольшая группа людей у власти, резидентов, управляют страной и выступают интерфейсом доступа к ресурсам и военному могуществу. Дмитрий Евгеньевич выражает идеи фрагментарно: то серьезно и ярко убеждает в действительности такого положения дел, то предлагает свободное понимание. Тем не менее, конспирологическая трактовка истории очевидна. Также, учитывая признание автором литературного характера русской философии и пребывание в такой традиции, вижу в конспирологии художественный прием.

Тема заговора предстает рационализацией русской травмы двадцатого века, если предположить, что в литературе нация проговаривает коллективное бессознательное. Она не дает охватить, принять, осознать катастрофу, но служит свидетельством масштабов.


#2

Интересно!
Добавил бы сюда ещё Елизарова, Масодова, Пепперштейна.


#3

Ну, теория заговора - дело архаичное. Папуасы тоже подозревают, что ими тайно правят колдуны. Потом это мутирует в “масонов”, потом - в “Англию”, потом - в “невидимую руку рынка” и т.д. и т.п.
Я все жду, когда народ начнет винить во всем тайно самозародившийся AI интернета, который не сегодня завтра “всем все устроит”.


#4

У Пелевина в “Снафф” тема криптоколонии напрямую и в красках описана. Есть страна Уркаина, орки раньше были русскими, над Уркаиной висит Лондон.


#5

Да, особенно впечатляет, что S.N.A.F.F. с его вечной войной написан до второго Майдана. Вероятно, Пелевин воспринял Галковского, который, между прочим, появляется в последнем романе как исследователь масонства.


#6

А вот Галковский, что характерно, Пелевина не воспринял.


#7

Интересно, что теория заговора не всегда видит в тайной группе злодеев, и некоторые верят в существование прогрессоров, как у Стругацких, которых поэтому я бы поставил в один ряд с Пелевиным, Галковским и Сорокиным.


#8

Я встретил комментарий, в котором Дмитрий Евгеньевич отмечает талант, но сокрушается, что Виктор Олегович, не профессиональный историк, выбирает исторические темы.